И. Г. Шургая . Аграрная магия в Илурате.

Важное место в раскрытии особенностей культа плодородия на хоре Ев-ропейского Боспора занимает открытое в Илурате святилище с жертвенным зольником, где в числе ритуальных предметов были найдены и культовые статуэтки. Святилище располагалось в самом центре Илурата, образуя южный угол перекрестка двух главных улиц города оно возникло и результате перестроек в конце II в. н. э. Святилище состояло из трех частей: целлы (помещение Б), двора и кладовой. Попасть в целлу, где совершались культовые церемонии, можно было только через двор. Треть помещения с плитовой вымосткой пола отделена от остальной его части загородкой. По-видимому, в целле святилища эта загородка служила хранилищем предметов, имеющих отношение к культу. В центре основной, большей части помещения на глинобитном полу был алтарь, сооруженный из трех известняковых плит, поставленных под прямым углом друг к другу, отчего в плане получилось П-образное сооружение. Над этим алтарем в течение длительного времени совершались обряды, отчего возник зольный холм, целиком его перекрывавший. Наиболее мощный пласт золы (высотою 90 см) был непосредственно над алтарем, находившимся в сердцевине зольного холма. В напластованиях зольника — вблизи алтарного сооружения и поодаль от него обнаружена серия культовых предметов. Особо выделяются четыре маленьких статуэтки, грубо, от руки вылепленных из глины. Статуэтки сработаны из одного и того же глиняного теста с примесью толченого кварца, слабо обожжены и окрашены охрой, остатки которой видны и сейчас. Пластические достоинства миниатюрных статуэток незначительны: маленькие фигурки с нерасчлененными частями туловища, изображенные сидящими с протянутыми вперед руками, с подчеркнутыми признаками пола. Статуэтки лепились парами — женская и мужская статуэтки совместно. Одна из статуэток в первой из найденных пар (их высота 8 см) держит в руках круглый предмет, руки другой отбиты. Лучше сохранилась другая пара статуэток (рис. 1).

Илурат. Терракотовые культовые статуэтки из святилища.   

Они очень миниатюрны — их высота 4,5 см. Протянутые вперед руки и ноги сделаны наподобие выступов, зато особенно рельефно выделен пол статуэток. При общем сходстве терракотовых фигурок есть и различия, объясняемые тем, что обе нары статуэток сделаны разными исполнителями. У всех четырех статуэток лица вылеплены защипом. Однако у первой пары статуэток получились крупные треугольные носы, так как щипок был сделан в средней части лица, в то время как при изготовлении другой пары статуэток щипок был сделан сверху, от головы, отчего головы получились весьма заостренными, а выступающие вперед треугольные носы сливаются с головой. Глаза у всех четырех статуэток переданы дисковидными налепами. Из зольника происходит также небольшой предмет удлиненных очертании (длина 10 см), стоящий на четырех ножках с неглубоким вместилищем и опоясывающим его пологим бортиком. Предмет вылеплен из глины, слабо обожжен, покрыт гипсом и в древности был раскрашен охрой. Форма предмета необычна, а характер вместилища наводит па мысль, что на нем. как па своеобразной подставке, располагали две терракоты — мужскую и женскую (рис. 2), и затем все это помещали па зольном алтаре. Несомненно, это была существенная часть обряда, связанного с культом плодородия.

Илурат. Культовые статуэтки на подставке. 

Черты земледельческого культа повсеместно прослеживаются на хоре Европейского Боспора, и, естественно, в Илурате. Сюда следует отнести хорошо известное святилище с человеческим жертвоприношением штемпель для оттискивания изображения на культовых лепешках, найденные на участке I алтарь возле ям — зернохранилищ, открытый на участке IV. Описываемый зольник помогает раскрыть специфику земледельческого культа в Илурате. Особая роль здесь принадлежит терракотовым статуэткам, архаический облик которых сближает их с многочисленными женскими культовыми фигурками эпохи раннеземледельческих энеолитических культур. Круг сопоставлений удивительно широк, а сходство, несмотря на локальные различия, поразительно. Однако илуратские статуэтки из зольника, так же как и многие схожие с ними статуэтки-идолы, происходящие из боспорских поселений и из ряда памятников Северного Причерноморья, относятся к первым векам нашей эры. От неолитических культовых статуэток их отделяют 2—3 тысячелетия. Какая здесь может быть связь? Неоспоримая иконографическая связь, особенно наглядная по илуратским находкам, на наш взгляд, вытекает из прямой связи статуэток с аграрными обрядами, сохранившимися в отсталых группах населения глубинных земледельческих районов хоры Боспора. По материалам Илурата можно видеть, что обряды, связанные с земледельческим культом, сохранились в своей первоначальной основе, восходящей к эпохе первобытного земледелия. Находки примитивных культовых фигурок, сделанных и святилище, сгруппированных попарно, а также в совокупности с другими культовыми предметами. позволяют увидеть статуэтки в процессе обряда и понять их место в системе религиозных воззрений обитателей Илурата, а также и боспорской хоры в целом. По-видимому, с святилищем прямо связана еще одна лепная статуэтка с лицом-защипом, сильно фрагментированная, найденная на вымостке одного из близлежащих домов. Если статуэтки в святилище были найдены in situ, то упомянутая статуэтка после разрушения города оказалась за пределами культового комплекса, хотя и вблизи него. Этим следует объяснить сильные повреждения статуэтки. В нескольких метрах от святилища были найдены два фрагмента культового сосуда, имеющего прямое отношение к ритуалу, раскрытому в святилище. На одном из обломков хорошо сохранилось вылепленное из той же глиняной массы, из которой сделан сосуд, рельефное изображение женской фигурки с раскинутыми руками, обвисшими крупными грудями и полным, свисающим книзу животом (рис. 3).

Илурат. Обломки культового сосуда с рельефными налепами  

 Все изображение со столь резко подчеркнутым женским началом исполнено предельно схематично, как это мы наблюдаем и в миниатюрной «круглой» скульптуре, найденной нами в помещении Б. с которой мы имеем здесь прямую аналогию. Голова рельефа изображена в виде удлиненного скошенного кверху выступа, в котором возможно проследить только треугольный нос - защип. Возле верхней части головы углубленными штрихами изображено подобие сияния. Эти исполненные резцом линии в совокупности можно было бы сравнить с нимбом, если бы они окружали голову целиком, но линии прочерчены только у конической макушки головы. Фон позади рельефной фигуры очерчен углубленной линией, замыкающей широкое пространство, которое целиком расчерчено протяженными параллельными линиями приблизительно через равные промежутки. Этот линейный рисунок помогает разобраться в семантике изображения в целом. Перед нами изображен земельный надел, распаханный под хлебное поле. Параллельные линии — это схематическая прорисовка борозд, сделанных плугом. вспахивающим поле, очерчивающая «поле» линия — условное обозначение границ «надела». А женский рельеф с утрированными признаками беременности, с головой в виде конуса, словно лежащий на вспаханном поле — персонифицированное изображение хлебного колоса. Процарапанные у макушки головы углубленные полосы — это усики колосящейся пшеницы. Особенно это наглядно на втором обломке сосуда, сохранившемся хуже, где от рельефа осталась часть тулова с раскинутыми руками. Голова на этом рельефе отсутствует, а вместо нее вылеплен длинный стержень (2 см длиною) с усиками в верхней части. В данном случае лепивший рельефы гончар с большей прямолинейностью изобразил человеческое существо с колосом вместо головы. Изображение хлебного колоса в виде беременной женщины на вспаханном поле — это отчетливо выраженный анимизм представлений обитателей Илурата о производительных силах земли.

Общий план городища Илурат.

В свое время В. Ф. Гайдукевич издал уже упоминавшийся штемпель для оттискивании культовых рельефов на ритуальных лепешках, примечательная деталь которого — женская фигура в длинном одеянии с головой, украшенной растительными мотивам! и руками, завершающимися древовидными побегами. Стоящие по обеим сторонам фигуры животные, не поддающиеся точному определению ввиду стертости изображений на штемпеле, послужили В. Ф. Гайдукевичу основанием для определения женской фигуры в длинном одеянии как богини животного и растительного мира При сопоставлении этого изображения с вышеописанными рельефами на культовом сосуде заметно сходство трактовки головы «богини» и антропоморфных изображений колосьев. При этом выясняется, что голова «богини» на штемпеле отсутствует вовсе, а вместо нее мы видим длинный стержень с хорошо различимым колосом пшеницы в пору созревания. Стержень, завершающийся колосом, представляет собой левая рука, и, по-видимому, правая, но здесь изображение отчетливо не проработано. Таким образом, в ранее известных материалах мы находим еще одно подтверждение анимизма в восприятии хлебного колоса жителями Илурата.
Ритуальный сосуд с рельефным фризом, два фрагмента которого были найдены около святилища, бесспорно, занимал определенное место в совершаемом в нем обряде. В общих чертах возможно восстановить и сам обряд, состоявший из ряда этапов: статуэтки, соединяемые попарно — в каждой паре были статуэтки обоих полов — сбрасывались в зольный холм. Акт оплодотворения на алтаре статуэток, заключавших в себе, согласно первобытным представлениям анимизма, духи хлебных посевов, должен был произвести подобное оплодотворение в природе и вызвать обильный урожай. Этот обряд — ТИПИЧНО магический, когда совершающие его люди посредством сакрализованных действии пытаются воздействовать на природу. Изображение колосьев на распаханном поле в облике беременной женщины на сосуде, также фигурировавшем в обряде, очевидно, представляло собой завершающую стадию ритуала, где налицо уже был результат культовых действий — плодоносящее поле. Попутно заметим, что примитивные статуэтки — женские, а тем более мужские — не являлись изображениями Великого женского божества. Изображения Великого женского божества плодородия, на наш взгляд, исполнялись не для одноразового использовании в обряде, а скорее дли интерьера жилого дома и в качественном исполнении. Это была уже другая сторона религиозных воззрений обитателей хоры, в которой сказалось эллинское влияние.

Местность рядом с городищем Илурат.

Академик Б. А. Рыбаков, исследовав мировоззрение первобытного земледельца, определив место аграрного культа в формировании религии на ранних ступенях развития производящей экономики, делает вывод о том, что «женщина и земля сопоставлены и уравнены на основе древней идеи плодовитости, плодородия», а «...в фигурках, изготовлявшихся для обряда, отражалась общая идея плодородия» 7. Первобытное представление о магическом воздействии на урожай, безусловно, местное. Оно не было привезено греками из метрополии.
В Илурате же мы видим аграрный культ и его наиболее ранней, первобытной форме. Резонен вопрос: почему на территории, основательно эллинизированной, в городе с развитой планировочной структурой, хорошо налаженным бытом, где звучала греческая речь, существовал культ с магическими обрядами, восходящими к эпохе первобытного земледелия. Объяснение, на наш взгляд, в следующем. Сквозь мощный пласт скифского в своей основе эллинизованного населении просматриваются признаки древнейшего земледельческого культа в его законсервированной архаической форме, который существовал среди местного, по-видимому, автохтонного населения, отдаленными потомками которого и были обитатели Илурата. Эллинизация, охватившая многие стороны хозяйства и культуры населения, практически не затронула религиозных воззрений обитателей Илурата.

Перейти в раздел Новости Фонда или Новости археологии

Телефоны:
+7 (499) 250-08-05
Электронная почта:
archae@mail.ru
Трансляция новостей RSS