Моя экспедиция

Продолжаем нашу старую рубрику «Моя экспедиция». Рассказывает доброволец из Воронежа, корреспондент газеты «МОЁ!» Евгения Гвозденко.

 

 

Вам и лопату в руки!

Археология наверняка входит в десятку самых романтичных профессий мира. Мумии, склепы, легенды –кинематографисты и литераторы немало постарались, чтобы создать ореол мистики вокруг этой науки. В поисках приключений я записалась добровольцем в археологический лагерь в Крыму.

В посёлок Яковенко под Керчью, где проходят раскопки, я приехала в первых числах июля. Десяток палаток, несколько хозпостроек и огромный навес с рядами длинных столов – вот и весь лагерь. В простых полевых условиях на тот момент обитало порядка 40 человек, приехавших из разных точек России и даже других стран, чтобы прикоснуться в романтике профессии археолога. Состав экспедиции постоянно меняется – кто-то уезжает, кто-то приезжает. По нескольку часов в день волонтёры лопатят землю в поисках древностей. Присоединиться к ним в этом деле мне не терпелось с первого дня жизни в лагере.

Белые одежды

- Могу вам предложить огурец, девушка, - говорит пенсионерка, продавец местного магазина на следующий день после моего приезда в лагерь.

- Зачем? - не понимаю я. - На морду положить! - неожиданно громко заявляет она. – Красная вон, как рак. Вчера что ли приехала?

Морды начинающие волонтёры-археологи действительно сожгли на второй день пребывания в лагере, когда вышли на копательные работы в маечках и шортах. Пострадали от солнца также колени и локти. Бывалые же копатели тут носят белые льняные рубахи и светлые брюки. Первое время это казалось странным, тем более, что работа археолога довольно грязная. Белые одежды контрастируют с серой пылью и летающими комьями земли на раскопе, но в них не жарко, и от лучей они уберегают.

Вообще, работа на раскопе производит неоднозначное впечатление. До приезда в археологический лагерь профессия копателя была овеяна для меня ореолом романтики. Действительность же, как водится, была иной. Археология оказалась тяжёлым физическим трудом в некомфортных условиях. Пыль, пот, жгучее солнце, какие-то мушки и огромная масса земли, которую надо срыть и перенести из одного места в другое. Первые два часа работается превосходно, третий час – нормально, четвертый - плохо, пятый и шестой – на пределе сил.

Мы копаем склеп, который находится примерно под метровым слоем земли. Землю надо снять, на это уйдёт где-то неделя. У большинства волонтёров-копателей, которые приехали в лагерь в начале июля, времени на раскопки примерно столько и есть. Через неделю у многих подойдут к концу отпуска, и они будут выдвигаться по домам. Так что самого интересного – захоронений и всего, что их может сопровождать, - они не увидят. Сливки будут снимать другие поколения археологов-волонтёров.

Энтузиазма придают три вещи. Во-первых, надежда: а вдруг успеем откопать что-то интересное? Во-вторых, море. Раскоп находится на холме прямо над длиннющим песчаным пляжем с редкими купальщиками. Иногда в наши края заплывают дельфины. Тогда работа на раскопе останавливается, и все собираются у края холма, чтобы поглазеть на этих существ. Во время получасового перерыва, когда предполагается перекус, некоторые успевают сгонять на пляж и освежиться в прохладной воде. В-третьих, источником силы выступают коллеги по работе. За разговорами и шутками рутинная и тяжёлая работа не кажется столь утомительной.

Общение – залог успеха

Насколько успела заметить, отсутствие быстрого результата тут не особенно кого-то расстраивает. В лагерь приезжают люди из разных точек России и даже других стран. Многие возвращаются сюда повторно. Что заставляет их проводить отпуск за тяжёлой физической работой, объясняют по-разному. Одним нравится трудиться на раскопках, под солнцем и с лопатой в руках. Другие, как и я, ищут приключений. Третьи просто вывезли на море детей с расчётом на то, что отдых на юге окажется ещё и познавательным для подрастающего поколения. Есть и те, кто, прикоснувшись к тяжёлой и рутинной работе, теряет к ней интерес и принимает решение продолжить отпуск где-то ещё.

Но, пожалуй, главное в лагере – это общение. Состав группы постоянно меняется: кто-то приезжает, кто-то уезжает. Но у всех тут есть нечто общее: люди приехали знакомиться и общаться. Несколько десятков человек могли бы никогда не встретиться, не запишись они в отряд волонтёров и не прими решение взять в руки лопату. Не завязались бы связи и не появились бы новые идеи. Наверное, поэтому многие волонтёры и возвращаются в эти места в очередной раз, не смотря на непростые условия работы.

 

Евгения Гвозденко, журналист,

Корреспондент газеты "МОЕ ! " Воронеж.

Перейти в раздел Новости Фонда или Новости археологии

Телефоны:
+7 (499) 250-08-05
Электронная почта:
archae@mail.ru
Трансляция новостей RSS