В Тамани кладбище русских солдат и казаков превращают в свалку.

Во время проведения плановых работ в Тамани строителями было разрушено несколько погребений. Первыми на место прибыли поисковики во главе с Валерием Камышаном. По их сведениям где-то в этом районе находились захоронения Советских солдат и санитарное захоронение румынских солдат, устроенное после освобождения Тамани от фашистов. Быстро поняв, что перед ними более древнее захоронение они обратились в Таманский музей и вызвали археологов Восточно-Боспорской Археологической Экспедиции под руководством к.и.н. Николая Сударева. Совместными усилиями поисковиков и археологов разрушенные захоронения были присыпаны и остановлены строительные работы. Одновременно археологи занялись уточнением – что же это за некрополь.

В 1777 году во времена присоединения Кубани к России на Таманском полуострове находились Курский пехотный полк, Тамбовский пехотный полк, Украинский гусарский полк, Пластунский полк и подразделения донских казаков. В марте 1777г. бригадир Бринк отводит войска из Тамани, но оставляет Курский пехотный полк во главе с Григорием Макаровым. В то же время Макаров начинает строительство укрепления к востоку от татарской Тамани. Уже с самого начала освоения Тамани в нем участвуют Черноморские (бывшие Запорожские и будущие Кубанские) казаки. Пожалование земли было обещано Екатериной II еще в январе 1778 года. Создавая на обломках разогнанной Сечи новое казачье войско, Потемкин (или, как его называли казаки, Грицько Нечоса) объявил, что Екатерина соглашается пожаловать запорожцам земли "в Керченском куте или на Тамани". Однако, массовое переселение происходит в 1792 году морским путем - во главе с полковником Саввой Белым и чуть позднее, по суше – кошевым атаманом З. Чепигой и в 1793г. – войсковым судьей А.Головатым. Первый год пребывания казаков в Тамани был крайне труден. Сохранилось описание посещения Суворовым Тамани в 1792 году. При посещении казармы Каневского куреня Суворов ужаснулся. Там было «тесно, грязно, больные лежали вместе со здоровыми, многие не имели теплой одежды». Обращался к нему с жалобой «на превеликую тесноту в куренях» и Савва Белый. Естественно в этих условиях была и большая смертность.

У читателя может возникнуть вопрос – «А при чем тут найденные захоронения и история освоения Тамани?» Ответ кроется уже в самом вопросе – перед нами остатки самого первого христианского православного кладбища, возникшего одновременно с освоением Тамани русскими. Начиная с 70-х годов XVIII века, встал вопрос о том, где хоронить умерших православных солдат и офицеров. В татарском городе Тамане естественно таких кладбищ не было. После вывода войск из Тамани и строительства первой крепости и лагеря сразу же возник и этот вопрос. На одной из схем конца XVIII- начала XIX в. показана слобода Щемиловка и к востоку от нее – кладбище. Но уже на схемах начала XIX в. это кладбище отсутствует, а показано кладбище при Таманской Свято-Покровской церкви. Таким образом, мы можем довольно уверенно сказать, что перед нами кладбище русских солдат и казаков, которые для нас завоевали Тамань и Кубань. Именно на этом кладбище похоронены солдаты и офицеры мушкетерского батальона, захватившие Тамань в 1771 году. Именно на нем похоронены и солдаты Курского, Тамбовского, Таврического, Украинского, Пластунского полков, удержавшие для нас Тамань в 1770-1780 – е годы. Здесь же нашли последний приют и казаки Титаровского, Каневского, Стеблиесвкого и других куреней прибывшие в первый год переселения казаков в 1792-1793 г. Собственно это подтверждается и самими погребениями.

И извечный русский вопрос – «Что делать?» Кладбище сейчас находится на восточной окраине поселка, рядом со свалкой виноградного жмыха и отходов производства винзавода. Его восточная сторона частично разрушена карьером. Через него проложена и труба водопровода. Уже сейчас туда наведываются т.н. «черные археологи», надеющиеся обрести богатство в солдатских и казачьих могилах. Богатства не находят, но кости разбрасывают. Таким образом, судьба у этого кладбища печальная – в ближайшее время его сильнее разрушат карьером (опыт показывает, что и из остановленных карьеров понемногу продолжают брать глину). Частично кости разбросают «черные копатели». Сверху засыплют отработанным виноградом (крайне пахучая субстанция). А брошенный карьер преобразуется в стихийную свалку – обычная судьба оставленных карьеров… И крайне печальное место для последнего пристанища героев, присоединивших Тамань к России. Особенно остро это чувствуется в сравнении. В то же время, когда происходило разрушение данного кладбища, в другом месте Тамани, в ее центральном сквере работали поисковики, которые выкапывали кости павших немецких и румынских солдат и офицеров для отправки их в Германию и Румынию. Взамен Германское правительство берет на себя обязательства по сохранению могил наших павших воинов.

Николай Сударев рассказывает: «В первый день моего знакомства с этими поисковиками один из их руководителей с гордостью мне сказал, что помимо румын на кладбище в центре Тамани похоронены и «настоящие» немцы (читай «настоящие нацисты»), в том числе и «настоящий немецкий герой, настоящий немецкий асс, сбивший самолетов едва ли не больше чем Покрышкин. Я готов быть толерантным. Я готов помочь останкам вражеских солдат отправиться на их землю, исключительно потому, что потомки врагов будут ухаживать за могилами наших предков… Но я не готов гордиться сопричастностью к перезахоронению настоящего немецкого асса. Мой дед был летчиком. Его брат погиб, его племянник погиб, брат бабушки горел в танке. Несколько лет назад под Темрюком обнаружили массовое захоронение русских солдат, женщин, детей, расстрелянных фашистами. В каждой русской, украинской, белорусской семье есть погибшие, пропавшие без вести, убитые «настоящими» немцами и или «просто» румынами… Но мы уважаем чувства бывших врагов и … забываем о своих предках. Перезахоранивать фашистов и оставить на помойке тех, кто завоевал эту землю для России. Что может быть чудовищней?» Чувства Николая Сударева разделяют таманские поисковики во главе с В.Камышаном, которые ищут и перезахоранивают павших советских солдат. Судьбой разрушаемого кладбища озаботилась научный сотрудник Таманского музея Э.Р.Устаева, которая исследовала Фанагорийскую крепость. Стараются помочь и сотрудники Управления по охране памятников – связываются со строителями, местной администрацией… Увы. А ведь какой мог бы быть прекрасный повод вспомнить о своих предках, о страницах Русской славы, о казаках, создавших Кубань.

Олег МАРКОВ, Директор по развитию фонда «Археология»

http://www.annews.ru/news/detail.php?ID=263986

Телефоны:
+7 (499) 250-08-05
Электронная почта:
archae@mail.ru
Трансляция новостей RSS