В. Д.Блаватский. О происхождении боспорских археонактидов.

О боспорских правителях Археанактидах говорит только Диодор Сицилийский, ограничиваясь следующими словами. В цитированном свидетельстве Диодора четко указано время правления Археанактидов: 480/79-438/37 гг. до н.э. По иному обстоит дело с вопросом об их происхождении, в сущности оставшимся не освещенным.Это обстоятельство способствовало появлению различных гипотез.

Монета археанактидов 480-470 г.до н.э. Тетарморий. Серебро. Муравей (символ Ахилла). Вдавленный квадрат с четырьмя точками.

Уже давно было выдвинуто предположение о митиленском происхождении
Археанакта — родоначальника Археанактидов. Это мнение было поддержано многими исследователями, в том числе Авг. Беком и В. В. Латышевым.
В 1899 г. Брандис оспаривал митиленское происхождение Археанактидов ( Аrchaianaktiden), считая, что в них либо нужно видеть пантикапейский род, либо признать, что нам ничего в точности не известно. Брандис пытается обосновать пантикапейское происхождение этого рода, решительно утверждая, что опорой их власти был Пантикапей и его область. Однако это утверждение решительно ничем не аргументировано, да и вообще вряд ли может быть доказано.

Образование греческих колоний VIII – V в.до н.э.

Позднее, в 1930 г., С. А. Жебелев выдвинул другую гипотезу — о милетском происхождении Археанакта, вместе с тем считая возможным высказать предположение, что этот милетянин был ойкистом Пантикапея. Основанием для своей гипотезы С. А. Жебелев считал наличие в Милете в 516—515 гг. до н. э. айсимнета, имевшего имя Кизик. По мнению названного ученого, отец этого Кизика, Археанакт, мог в 546—545 гг. до н. э. стать ойкистом милетской апойкии — Пантикапея. На последнем предположении С. А. Жебелев не настаивал, но милетское происхождение боспорских Археанактидов считал твердо установленным.

Современный вид на Мителену. Самый важный город на острове Лесбос. Имел в античности две гавани (одну военную и одну торговую) . Обладал сильными укреплениями.

Остановимся сначала на второй гипотезе; она находится в полном противоречии со словами Диодора. Далее, как нам кажется, трудно согласиться с утверждением, что милетянин (Археанакт) отправился на далекий Боспор в качестве основателя новой апойкии— Пантикапея, между тем как его очень юный сын (Кизик), видимо, оставался в Милете и в дальнейшем стал там первостепенным магистратом и эпонимом полиса. Такое построение крайне плохо вяжется с утверждением, что боспорские Археанактиды были потомками милетянина Археанакта. Относительно осторожного предположения С. А. Жебелева, согласно которому Археанакт был ойкистом Пантикапея, следует сказать, что оно базировалось на прежних представлениях о времени основания этого города (около 540 г. до н. э.). Раскопки Пантикапея,. производившиеся нами во второй половине 1940-х и в 1950-х годах,, показали, что город возник примерно на рубеже первой и второй четверти VI в. -до н. э. При таких обстоятельствах предположение об основании Пантикапея Археанактом — отцом Кизика — становится еще менее вероятным.

Греческие города- колонии в Северном Причерноморье.

Вернемся к первому предположению о митиленском происхождении Археанактидов. В пользу его говорит ряд аргументов, многие из них уже давно были высказаны. Прежде всего имя у митиленян надежно засвидетельствовано. Согласно Страбону, митиленянин Археанакт построил стену вокруг Сигея:
Время этого события в точности неизвестно; по всей видимости, это произошло во второй половине VII в. до н. э., во всяком случае, не позднее его конца. От упомянутого Страбоном Археанакта, вероятно, происходил тот Археанактид, о котором говорит поэт Алкей.
Среди немногочисленных упоминаний древних авторов о возникновении греческих городов на Боспоре Киммерийском выделяются два свидетельства об основании Гермонассы. Дионисий Периегет в своем стихотворном описании Ойкумены коротко говорит о прекрасно построенной Гермонассе, в которой живут выходцы из Ионии.
Очень ценное дополнение к этому свидетельству имеется в комментариях к землеописанию Дионисия, составленных Евстафием. Ученый византиец, цитируя Арриана, сообщает, что Гермонассу основал некий мителенянин Семандр , который привел в апойкию некоторых эолян и умер при основании города.
Как нам кажется, эти два свидетельства не находятся в противоречии, а, напротив, взаимно дополняют одно другое. Очевидно, ктистом Гермонассы был Семандр, а большую часть переселенцев составляли ионяне. Семандр и сопровождавшие его эоляне — единственные представители этого греческого племени, известные нам на Боспоре. Возможно, что Семандр или кто-либо из его ближайших спутников принадлежали к числу Археанактидов или назвали Археанактом родившегося в Гермонассе сына. Во всяком случае это предположение имеет несравненно большую вероятность, чем попытка связать Археанактидов с Пантикапеем или Милетом.

Вид на раскоп . Античные слои древней Гермонассы.

Результаты археологических исследований также подтверждают высказанное предположение. Существовавшие когда-то сомнения в местонахождении Гермонассы к западу от Фанагории на месте нынешней Тамани в настоящее время совершенно отпали. Археологические находки как в самой Гермонассе, так и на ее некрополе позволяют заключить, что расцвет этого города приходился на VI—V вв. до н. э. Уже давно было известно, что находки монет в Гермонассе в огромном большинстве относятся к VI—V вв. до н. э.
Еще в большей мере картина древнейшей истории Гермонассы была раскрыта в результате раскопок 1950-х годов.

Современный вид на Гермонассу (Тамань) . На побережье видно место раскопок.

 Было установлено, что город существовал еще в первой половине VI в. до н. э., и были обнаружены мощные, до 1 м толщиной, культурные напластования второй половины того же столетия. При раскопках 1930 г. на том же городище были обнаружены многочисленные находки, которые нельзя считать «значительно старше середины VI в. до н. э.». В равной мере следует отметить значительное преобладание ранних могил: VI—III вв. до н. на прилежащих некрополях и VI—V вв. до н. э. на некрополе Гермонассы .
Наконец, пятилетние работы в северо-западной части Синдики отчетливо показали тесные связи этой территории с греческим миром в VI—V вв. до н. э., что может быть только результатом активной торговли Гермонассы и конечно, других городов азиатской части Боспора.
В противоположность отмеченному раннему расцвету Гермонассы в VI—V вв. до н. э., в Пантикапее VI и отчасти первой половины V в до н. э. мы не наблюдаем аналогичного подъема. Блестящий расцвет этого города в IV в. до н. э., давно установленный исследованием некрополя в дальнейшем получил подтверждение и при раскопках городища.
Таким образом, данные археологических исследований отнюдь не подтверждают предположения, что обитавший в Пантикапее аристократический род (или семья) должен был играть большую роль на Боспоре в первой четверти V в. до н. э. Более того, они скорее свидетельствуют в пользу гипотезы о первоначальном местопребывании Археанактидов именно в Гермонассе. Ведь гораздо более вероятен приход к власти аристократического рода из полиса, находившегося в состоянии расцвета, чем из того, который достиг его значительно позднее.
В заключение вернемся к нашему основному свидетельству — к словам Диодора, с которых он начинает свое краткое сообщение об Археанактидах. Заподозрить Диодора или его источник в незнании того, в каких частях света находятся Гермонасса и Пантикапей, крайне трудно.

Руины древнего Пантикапея.

 Остается уже очень давно высказанное единственно возможное предположение о первоначальном объединении полисов азиатской части Боспора. Это вновь возникшее государство, возглавляемое гермонасскими Археанактидами, возможно, в самом скором времени включило и города на европейском берегу Боспора Киммерийского. Полное объединение Боспора под управлением Археанактидов произошло в 480/79 г. до н. э.

Перейти в раздел Новости Фонда или Новости археологии

Телефоны:
+7 (499) 250-08-05
Электронная почта:
archae@mail.ru
Трансляция новостей RSS